http://uz-gt.com/images/asia/japan/37e003b8-e459-43bd-830f-ce81b383c021.jpg

Сегодня я хочу познакомить вас с отличным автором, который плотно обосновался в фэндоме "Ниндзя-черепашки". Если вы фанат данного сеттинга, то прямой наводкой посетите страничку автора Pontia

Но не только по черепаховому фэндому пишет данный автор. В коллекции есть и стихи, и проза на разные тематики. Больше философии и ангста.

Сегодня хочу познакомить с данной работой Сказка

Вино в бокалах подогрето,
На двоих по немного пледа,
Черных букв на страницах тучи,

А в открытой книге мир лучше,
Где кругом одни только тайны,
Где на кафеле в строгой ванной
Горько плачет одна принцесса.
Не о принце (другое тесто),
А о черном лихом бароне.
Там стрельба, там мечи, погони,
Интриги короля, конечно,
Что однажды порою вешней
Заточил дочь в высокой башне,
Прекращая с бароном шашни.

Дальше

Догорает огонь в камине,
На руке твоей много линий,
А в ладони лежит конфета,
Говоришь: "Отложи ты это!"
Но опять пред глазами строчки,
Нет, любимый, какие точки?
Ведь барон тяжело был ранен,
И не скрыться, пометкой шрамы,
И бежит от отца принцесса,
И теряется в чаще леса!

Но один звонок телефона,
Из груди от тоски вмиг стоны.

"Здравствуй, дочка! Какие вести?
Я тут вора решил повесить,
Нашел, чьи мохнатые лапы
Запускались в казну у папы.
Сад недавно разбил у дома,
Он большой и такой зеленый!
Карпов в пруд запустил я летом.
Порыбачить компании нет".

А потом вдруг почти украдкой,
Говорить словно б было гадко:
"Принц с кухаркой, ему удобно,
А тебе она неподобна.
Он труслив, и она труслива.
Выпивают, носы как сливы.
Хорошо отдана другому,
Я не очень близок барону,
Только верно судьба решила,
Ваше счастье там, на вершине,
Меня не послушалась, то-то.
Как там муж? Окружил заботой?
А отца вспоминаешь? Редко?
Как я, как? В золоченной клетке.
Может быть, ты заглянешь, дочка?
Я ж скучаю. Ты? Очень-очень?
Так давай тогда, может, завтра?
Прикажу подать вина, яства.
С бароном пойдем на рыбалку.
Обещали - не будет жарко.
Ты прости, я хотел, как лучше,
И не верил в нелепый случай.
Презирал я тогда барона,
Променял орла на ворону".

Я в слезах на плече у мужа.
Улеглась и с отцом вдруг стужа.

"Все? Закончилась эта книга,
И наплел твой отец интриги?"

Враз объятия мужа крепче,
Под губами шрам его вечный,
Что целую опасно-нежно
На кровати на шелке снежном.